Молодёжь в Обители Рассвета

В горской Семье на данный момент восемь взрослых ребят, которым ещё нет и двадцати пяти. Некоторые из них выросли в Обители Рассвета и здесь остались, другие приехали из деревень. Увиделось, что многим читателям нашей газеты было бы интересно узнать, как живут и мыслят эти совсем ещё молодые люди, смело ступившие на путь Веры. В воскресение после Литургии шестеро из них собрались в гостеприимном доме Миши Кравченко, чтобы ответить на вопросы, присланные редакцией газеты «Земля Обетованная». В беседе участвовали: Ритис Шлапокас (23 года), Миша Кравченко(22 года), Эльзита Репякова (21 год), Аурика Рудзинская (20 лет), Coня Елина и Шанти Махариум (по 18 лет).

Вы родились в общине или приехали сюда с родителями?

Миша: Я приехал с родителями в 2001 году из Подмосковья, из города Зеленограда. Пять лет мы жили в Чибижеке, потом переехали в Петропавловку. Я учился в школе, работал в лозоплетельной мастерской, занимался спортом, увлекался мотоциклами. Когда в Небесной Обители образовался монастырь для юношей, пошёл туда. Мне понравилось.

Ритис: Я приехал в Петропавловку из Литвы с родителями и сестрой в 2000 году, мне тогда было семь лет. В подростковом возрасте вместе с друзьями мы активно познавали жизнь, путешествовали с Хорстом, участвовали в нескольких молодёжных проектах в Германии, трудились с Андреем Паутовым, в том числе и на Горе, вдоль и поперёк исплавали Казыр. Тогда ещё не было «монастыря» в Небесной Обители. После 9 класса каждый сделал свой выбор: кто-то из нашей компании захотел учиться, поехал в Абакан, Минусинск, кто-то остался доучиваться в Черемшанке. А нам с Ваней  Козловским Андрей Паутов предложил поехать на Гору, создавать «монастырь» — школу для юношей. Мы радостно согласились. Поднялись в бывший дом Учителя в эйфории: «Мы будем здесь жить!» Но при этом переживали, как же мы сдадим школьные экзамены. Впереди страшные ЕГЭ, а у нас тут ни вилок, ни ложек, ни из чего поесть и уж тем более никаких учебников. Но потихоньку всё пришло, и мы постепенно создали правила, режим дня и всё такое. Это был мой первый серьёзный выбор в жизни, когда я сам для себя решил, что готов посвятить становлению «монастыря» и труду на святыне три-четыре года.

Шанти: Я приехала в 1998 году с мамой и двумя братьями из США, позже приехал папа. Мне тогда был годик. До пятнадцати лет я жила в Жербатихе. Единая Семья там маленькая, но мы, дети, тоже ходили на Богославие, учились рисовать, позже я стала ездить в Имисс на хор. Мне нравилось моё детство. Когда я закончила 9 классов, брат, который учился в Красноярске по международной программе, позвал меня к себе жить и учиться. Я решила попробовать. Закончила в Красноярске 10 и 11 класс. Когда брат уехал учиться в Америку, мне стало одиноко, не было друзей, с которыми могла свободно общаться. И я стала читать Последний Завет. И прозрела! (Все смеются) Христос на Земле, новый мир надо строить, а я тут учу какой-то английский! И я вернулась в общину. Было много страхов: как я буду жить, что буду делать? В Красноярске мне все говорили, что надо учиться на кого-то. Летом, перед тем, как окончательно сделать выбор, я ездила в Штаты, и брат предлагал там остаться: у него хороший дом, да и папа рядом. Но я уже определилась.

Аурика: Мама приехала в общину из Одессы в 1996 году, будучи беременна мной. Папа потом уехал обратно, и мама осталась одна с тремя дочерьми. Купила дом в Журавлёво, трудилась на отдачу в Единой Семье. Когда мне было шесть лет, мы переселились в Петропавловку. Там я жила до шестнадцати лет, затем поднялась на Гору.

Соня: Я родилась в Кемеровской области. Мама привезла меня, двух братьев и старшую сестру в общину, когда мне не было и года. Двенадцать лет мы жили в Журавлёво, потом переехали в Петропавловку. А когда мне исполнилось восемнадцать, я приехала жить в Обитель Рассвета.

Эльзита: Я приехала из Литвы в 2000 году с родителями и старшим братом Ритисом, мне тогда было пять лет. Я училась в школе в Петропавловке, в школе девочек, училась рисованию и живописи у Игоря Гончарова. Окончив школу, ещё год оставалась в деревне, помогала папе по хозяйству, продолжала уроки рисования с Митко Атанасовым, помогала педагогам в начальных классах на творческих уроках.

Как пришло решение вступить в Единую Семью?

Миша: Пока был в «монастыре», понял, что хочу остаться жить на Горе. В отличие от моих друзей, у меня не было желания где-то ещё добирать опыт. Было желание меняться внутренне. А здесь, как мне виделось, была наиболее удачная Единая Семья и наиболее полная возможность исполнить Последний Завет.

Ритис: Оканчивая «монастырь», я стал задумываться, что же мне дальше делать. И однажды Андрей предложил мне остаться в Небесной Обители помогать ему и тем ребятам, которые придут в «монастырь». Я согласился: это было как раз то, к чему я был расположен. Со временем вступил в горскую Семью.

Шанти: Мне просто хотелось исполнить то, о чём говорит нам Учитель. Почувствовала ответственность за это. Вот и приехала на Гору.

Аурика: В первый раз я вступила в Семью в Петропавловке, когда мне было пятнадцать: просто захотела быть в Единой Семье, и мама разрешила. Через год поднялась в Обитель Рассвета помогающей на две недели. Затем полгода жила и работала в Красноярске. Поняла, что это не моё место, и вернулась на Гору. Была помогающей в одной природной семье. А затем вышла замуж за служителя. Так оказалась в горской Единой Семье.

Соня: Я усвоила для себя, что правильное существование человека возможно только в условиях Единой Семьи, и приняла решение вступить в Семью. Но сначала хотела почувствовать, где именно я хочу жить. Для этого и поехала на Гору. С детства хотелось жить на Горе, но решила себя проверить. Мне предложили работать в детском садике, нашлось жильё. Сначала поднималась на две недели, потом мне разрешили остаться.

Эльзита: Мы с подругами с шестнадцати лет ходили на прослушивание Слова и после окончания школы как-то плавно перетекли в Единую Семью. Я себя даже не представляла вне Семьи. С самого детства это понимание закладывалось родителями, педагогами. Я не вижу, как можно жить по-другому.

Чем занимаетесь в Единой Семье?

Миша:  Когда спустился из «монастыря» в Город, сначала работал на пилораме, потом в строительной бригаде, на лесосеке вальщиком. Параллельно свой дом строил. Сейчас уже определился окончательно: буду учиться на кузнеца.

Ритис: Я живу в Небесной Обители, тружусь в «монастыре». Так как я здесь с самого начала, я знаю всех, кто прошёл через эту школу. Сюда приходят разные ребята. Когда им по четырнадцать-пятнадцать, глаза у всех горят, все готовы исполнить Истину. А через два-три года у них появляются свои желания, формируется своё понимание происходящего. «Монастырь» – это как колыбель, вырастая из которой ты знакомишься с самим собой и со своей Верой. Потом, конечно же, встанет выбор: остаться на святыне или спуститься в деревню, а там – вступить в Единую Семью или нет. А моя задача – помогать: просто раскрыть ребятам их же возможности, рассказать и показать всё, что знаю сам, помочь в трудных ситуациях, организовать труд. Так я и сам учусь, нахожусь в процессе развития.

Шанти: Я работаю на кухне в «монастыре», также готовлю еду для строителей храма в Небесной Обители, помогаю людям, пою в церковном хоре, а главное – работаю над собой!

Аурика: В первое время готовила кушать в школе. Теперь родила, сыну девять месяцев. В общем, ращу новое поколение.

Соня: Я работаю с дошколятами.

Эльзита: Я приехала на Гору полтора года назад: вышла замуж за горца. Сейчас обучаю детей английскому языку. Мне бы хотелось вести творческие занятия, я к этому чувственно больше расположена: творя, сама расцветаю и могу увлечь детей. Сейчас некоторые просто ко мне домой приходят, мы вместе что-то творим. Я хочу быть детям другом, в первую очередь.

Что в Единой Семье вас радует, вдохновляет?

Миша: Мне нравится, что люди здесь хорошо понимают: они вместе для того, чтобы правильно выстраивать отношения. Отношения, внутреннее состояние важнее, материальные достижения стоят на втором плане.

Ритис: Обитель Рассвета – это святыня, куда приходят люди, чтобы укрепиться в вере, почерпнуть сил. Все, живущие здесь — одна большая семья, задача которой – развивать пространство святыни. Над этим трудятся все те, кто живут здесь, и те, кто приходят на неделю, даже на один день. Меня наполняет именно возможность самому участвовать в этом труде и видеть, как это делают другие, некоторые уже десятки лет.

Шанти: Тут столько всего меня радует! Мне очень нравятся люди, которые живут здесь, на Горе, они такие устремлённые, сильные. Радует, что здесь есть молодёжь, хоть и немного, есть монахи. И видно, насколько здесь всё зависит от стараний каждого человека. В том числе и от меня.

Аурика: Радует то, что уклад жизни на Горе сейчас стал сдвигаться в сторону детей: строятся детские площадки, часто проводятся слёты. Это очень важно для подростков – возможность совместного творчества. На слётах дети всех деревней знакомятся, у них потом друзья появляются во всей общине. Я очень благодарна людям, организующим молодёжные движения, живущим на отдачу ради детей.  Соня: Меня вдохновляет то, что здесь действительно все являются друзьями: когда какие-либо жизненные обстоятельства сводят тебя с тем или иным человеком, понимаешь, что он тебе друг.

Эльзита: Меня радует устремлённость горцев к единству, когда все «горят» одной общей целью.

Какие трудности возникают лично у тебя, и как ты их преодолеваешь?

Миша: Порой возникают разные ситуации, но если заинтересован правильно их пройти, ответ всегда приходит: прочитаешь в Последнем Завете, или подскажет кто-то, или разруливается само собой. Материальных трудностей тут тоже хватает (все смеются), но, думаю, сейчас не о них речь.

Ритис: Трудности закаляют… (смеется). По моему, преодолевать трудности – это вообще долг каждого человека. Порой приходиться бороться со своей гордыней, смиряться, откладывая своё понимание в стороночку, потому что есть люди, опытнее тебя. Одна из трудностей – согласиться с тем, что тебе постоянно ставят какие-то задачи, а не ты сам себе задачи ставишь. С самоотдачей включаться в процесс, когда тебя просят. Это может быть трудно, когда устаёшь, нет сил, настроения. Приходиться это преодолевать. А так… В моей жизни пока не было больших трудностей, чего-то такого непреодолимого.

Шанти: Есть трудности, но их больше можно отнести к  внутренним трудностям, к своим слабостям.  Не всегда получается выстроить взаимоотношения с людьми так, как хотелось бы, возникает внутри требование к людям. Понимаю, что надо менять себя, очень хочу стать скромной и смиренной, но пока не получается. Всё время приходят ситуации, проверяющие меня на смирение (общий смех, фейерверк эмоций).

Аурика: Сначала очень переживала, как же я буду успевать по хозяйству с ребёнком. Но ничего, всё получается, мне очень помогает муж. А ещё мешает моя категоричность: когда я вижу, что что-то не так, меня несёт: «Почему люди не могут просто сделать так, как сказано в Писании?!» И как только так про кого-нибудь подумаю, мне сразу самой даётся ситуация, с которой мне трудно справиться.

Соня: У меня трудности с самоорганизацией: пока не удаётся так выстроить день, чтобы успевать всё. Мне бы хотелось после рабочего дня уделить время изучению Писания, самообразованию, помогать людям, которые рядом с тобой, ну, и больше общаться со сверстниками, посещать женские собрания, чтобы обогатиться опытом старших.

Эльзита: У нас сейчас период такой непростой: мы строим дом, землю поднимаем… Хотелось бы научиться не терять бодрости, всегда сохранять хорошее настроение.

Что бы вы посоветовали своим сверстникам, которые понимают важность пребывания в Единой Семье, но пока не решаются на этот шаг?

Миша: Я думаю, нужно точно понять, что их останавливает, что пугает. Может, им нужно поговорить с опытными людьми, которым они доверяют, чтобы понять, насколько объективны причины, их останавливающие. Ну, и быть решительнее.

Ритис: Я бы пожелал ребятам: «Да бросьте вы всё, что вас удерживает!» Но понимаю, что у каждого в своё время наступит день, когда он поймёт, что же в этом мире на самом деле важно. И когда человек это осознает, он придёт в Семью, будет с готовностью исполнять любой труд, и Воля Бога для него будет самое важное. Да, такой человек станет Семье опорой, многие дела будет двигать. А если оправдываться, что пока ещё каких-то материальных ценностей не хватает – ну, так ведь всегда будет чего-то не хватать… Поэтому мой совет ребятам: может, пока у вас нет возможности полноценно вступить в Единую Семью, начните хотя бы с малого. Выделите время, придите на Круг, на хозсовет и предложите пусть небольшую помощь. «Вот мы готовы помочь. Есть труд?» Там скажут: «Конечно!» Хотя бы раз соберитесь, сделайте какое-то дело субботником, а потом, может, это станет постоянным действием: сначала один, потом два раза в неделю. И так потихонечку включитесь, выберете для себя труд по душе. Сами проявите инициативу. Собирайтесь, обсуждайте все вопросы, и однажды поймёте, что для вас наиболее ценно.

Шанти: Ребята, читайте Писание, занимайтесь творчеством, помогайте людям, дружите с нами, обращайтесь к нам, если нужна помощь!

Аурика: Не надо критически со стороны смотреть на жизнь существующих Единых Семей. Развиваться возможно только в коллективе. Когда живёшь для себя, копошишься в своём хозяйстве, строишь себе домик, ничего в себе не поменяешь.

Соня: Я бы посоветовала гнать долой свои страхи! (Девочки смеются.)

Эльзита: А я бы посоветовала слушать своё сердце. Если с самого детства у человека внутри складывается истинное мировозрение, оно поможет в момент выбора ориентироваться не на свои привязанности, а на то, что подсказывает сердце.

 

 

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
RSS Feed