Школа юношей в Небесной Обители

034Рассказывает Андрей Паутов, руководитель школы юношей в Небесной Обители, нам знакомой под метким названием «монастырь»:

Какова роль «монастыря» в формировании молодого поколения последователей Виссариона? В Писании есть слова, что подростки будут обучаться в монастырях взамен армии: «Монастырь же будет обязан готовить и обучать возможностям владения душой, являющейся сущностью Царства Души. Молодые люди должны будут проходить обучение средь монастырских стен в течение некоторого времени» (Книга Обращений. Глава 2:20-27). По инициативе священника Сергея Чевалкова, сверившись с Учителем, мы организовали школу юношей в Небесной Обители.

В первое время ребят было трое, потом до двенадцати. Идет уже седьмой год работы «монастыря». Главное, что надо отметить: опыт удался. То есть, ребята доказали, что идея жизнеспособна. Молодые парни, проживая совместно, могут заботиться о себе, видеть те проблемы, которые возникают у людей, живущих на земле, и самостоятельно их решать.

Сейчас вырисовываются несколько задач. Первая – быть жизнеспособными. Вторая – развивать базу «монастыря». Третья – оказывать посильную помощь Городу.

В чем проявляется жизнеспособность в настоящее время? Мы расширили огород. Изначально не ставилась задача себя прокормить, эта ответственность ложилась на родителей, но стало видно, что летом нет возможности овощи передать вовремя. А еще мы увидели, что очень важно каждому мальчишке научиться организовать огород как основу жизни на земле. Эти причины побудили нас разработать свои грядки. Второй момент – дрова для отопления жилища. Здесь тоже нужен определенный навык: пойти в тайгу, выбрать, свалить, распилить дерево, доставить дрова на место.

Вторая задача заключается в формировании «монастыря» как школы ремесел и искусств. Это строительство большой мастерской, 12 м на 11м. Сейчас у ребят ведутся занятия, но в ограниченном пространстве, где недостаточно света и места. Ведь у нас бывает до двенадцати юношей, а еще подростки из деревень поднимаются на неделю-две. Иногда собирается до двадцати парней. Поэтому сейчас большие усилия направлены на строительство мастерской: мы залили фундамент, готовятся стены. В этом году планируем возвести первый этаж, где разместятся столярная и гончарная мастерские. На втором этаже сначала оборудуем спортзал. Позже, когда спортзал построим в другом месте, на втором этаже будут так называемые «тихие» ремесла. Сейчас мы занимаемся рисованием с Рафаилом Кузнецовым и архитектурой с Веселином Даовым в бывшей мастерской Учителя. Потом уже сможем приглашать и других мастеров-педагогов, потому что у ребят есть желание заняться скульптурой, плетением из лозы, гончарным делом. Кузня появится позже, так как это должен быть несгораемый цех, сооруженный из камня. И везде предполагается не академическое обучение, а работа под конкретный заказ: например, нам нужна мебель, оконные рамы – значит, ребята и будут делать с мастером все, необходимое им в быту. Вот такая программа вкратце.

Как дальше складывается жизнь выпускников «монастыря»? Одни говорят, что ребята, вышедшие отсюда, очень способные, организованные. Другие говорят, что они куда-то пропали, их не видно. Лучше приведу конкретную статистику. Трое наших ребят сразу после выхода вступили в горскую Семью. Один трудится в Небесной Обители, второй занимается коневодством в Городе, третий в Семью пришел недавно, сейчас на испытательном сроке. Всего попробовали четверо, но один потом решил поселиться в деревне. Год назад часть ребят вышли, настроившись на то, чтобы в своих деревнях организовать молодежь для более активного участия в жизни общины. Понятно, что ребята, пробыв здесь три, а то и четыре года, уже не могут (совесть не позволяет) рассчитывать на помощь родителей, более того, они сами готовы помочь родителям. Также им нужно приобрести инструмент, одеться. Поэтому, продолжая развивать свое мастерство, они вышли на заработки.

Но многие видят, что со временем войдут в Семью и будут направлять усилия на то, чтобы молодежь оставалась в общине. Есть у другие примеры: двое ребят уехали из общины. Для них «монастырь» был некой «палочкой-выручалочкой», прикосновением к миру, жить в котором им вроде нравилось, но какие-то их внутренние потребности, переживания не давали покоя; и теперь они добирают свое. Это жизнь… Важно то, что бывшие «монахи» продолжают поддерживать связь, планируют совместные мероприятия – либо творческие, либо в помощь кому-то. И с каждым годом число молодых ребят, которые едины в понимании мира, знакомы с Писанием, растет и со временем даст хороший творческий толчок в деревнях. У них много хороших наработок, которые они будут стремиться реализовать в жизни. «Монастырь», на мой взгляд, является одним из ключевых механизмов, который собирает ребят и направляет строить именно то общество, в которое нас зовет Учитель. И очень важно включать молодежь в проекты, на которые мы бы хотели в будущем опираться.  Понятно, что в силу ограниченности во времени и еще не сформированной базы в «монастыре» ребята пока не могут получить все необходимые навыки. Поэтому очень важно продолжение обучения у конкретного мастера. Все школьные предметы тоже очень важны, но именно в прикладном значении. Ведь нам дан правильный образ: для того, чтобы своими руками творить прекрасное, надо многому научиться: правильно выразиться, правильно создать проект, правильно его выполнить – вот где потребуются знания! А еще потребуется крепкое здоровье, умение правильно относиться к своему телу: а это питание, разные виды гимнастики, режим жизни. И всему этому надо учить. В «монастыре» мы пробуем подойти к обучению как раз с этой позиции.

И еще один очень важный момент. Мы привязаны к определенному ресурсу: чтобы построить мастерские, спортзал, приобрести оборудование, нам надо сначала заработать на это, и процесс растягивается на годы. А, по сути, становление школы юношей — это задача всей общины. Программу для детей, возжигающих Огонь, взяли у нас, и деревни уже попробовали ее примерить на себя. Но это лишь часть той жизни, которой уже живет «монастырь». И мы могли бы сделать еще больше, если бы деревни смогли оказать хоть небольшую помощь. Мы сами себе все построим – была бы материальная возможность в формировании мастерских и дополнительных корпусов. Ведь ребят с каждым годом приходит все больше, и мы будем вынуждены кому-то отказывать из-за нехватки мест, а, по сути, этого никак нельзя делать.

 

А вот высказывания самих ребят, юных «монахов»:

«Для меня монастырь – отличная возможность узнать, что благо, а что вред, укрепить свое тело и дух, быть полезным ближним. Это подарок, позволяющий сформировать себя как личность, как мужчину, как Человека!»

«Живя в монастыре уже более полутора лет, я ощущаю его родным домом. Домом, где меня всегда ждут друзья».

«Что для меня монастырь? Это моя любимая жизнь».

«Для маленького человечка взрослые являются примером для подражания. Но где-то в подростковом возрасте родители перестают быть неоспоримой вершиной и начинается поиск… Если дозрела душа, чтобы принять Истину, то, на мой взгляд, нет более совершенного Источника. Поэтому я верю Учителю, а образы, данные в Последнем Завете, для меня вершина для подражания и исполнения».

«Если бы Учителя не было, мои родители вряд ли приехали бы в Сибирь, я бы воспитывался не по законам Истины и непонятно, кем мог бы стать».

«Учитель пришел, и каждый сделал свой выбор: станет он учеником или нет. А быть учеником – великий труд, от него зависит жизнь наша и жизнь всего человечества».

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
RSS Feed